daily_winegraph (daily_winegraph) wrote,
daily_winegraph
daily_winegraph

Category:

Запад есть Запад, Восток есть Восток

Не перестаю удивляться специфике российской винодельческой отрасли и вчерашний экспресс-семинар, на котором о ситуации с российским виноделием попросили высказаться нескольких экспертов, в частности Артура Саркисяна, Анатолия Корнеева, Владимира Цапелика и вашего покорного слугу, очередной тому иллюстрацией.

Артур Саркисян в своей реплике рассказал виноделам, почему российское вино с невероятным трудом встает в кафе и рестораны: тому есть как минимум две серьезных причины. Первая - ни один российский производитель с точки зрения отельеров на сегодняшний день не показывает достаточной стабильности и уровня вина, за который "не было бы стыдно". Вторая - практически каждый производитель в рамках одной винодельни производит полу-* вина за 100 рублей и в соседней емкости то, с чем рассчитывает на ХоРеКу. Ни один ресторатор не возьмет на себя труд убеждать своих клиентов, что эти емкости нигде и ни при каких условиях не пересекаются и не смешиваются.

И то и другое, конечно же, совершеннейшая правда. Но наши виноделы, люди, которым не по наслышке приходится продираться через тернии наших "регуляторов рынка алкоголя", люди практические, в ответ возражают, что каждое физическое место, в котором происходит производство вина - это 100 килограммов разрешений, согласований, бухгалтерии не говоря уже о деньгах. "Ну почему нельзя этого делать на одной винодельне, вина же разные, это же по вкусу видно?". Во-первых далеко не всегда видно (Артур тут рассказал старинный анекдот про "Петрюс есть, дорогой! Этикетки нет!"), а во-вторых зачем ресторатору все эти проблемы с объяснением этого клиенту. Я со своей стороны вспомнил в этом месте анекдот, про крестик и трусы.

Анатолий Корнеев, человек-практик от виноторговли, рассказал, почему российское вино с невероятным трудом находит каналы дистрибьюции. Его речь была проста и весьма показательна - он указал на 2 цифры из прозвучавшего перед этим отчета по виноделию России. На площадь посадок и объем произведенного вина. Со ссылкой на общепринятую в мире цифру "разумного урожая с гектара". Показав на пальцах, что в российском случае цифры "не бъются" как минимум раза в два. "Водичка и сахарок?". "Мы - дельцы! Мы - торгаши! Но мы - хорошие торгаши! Дайте нам стабильный продукт с разумными характеристиками - и давайте разговаривать!".

И, безусловно, это тоже чистейшая правда. Которая тоже, по каким-то причинам (понятно, впрочем по каким) не встречает активного понимания у виноделов. "А кто придумал эту разумную урожайность в 100 центнеров? Европейцы? А что они знают о российском вине? Почему мы тут в России должны слепо следовать их цифрам? У нас своя земля, свой терруар, почему для нее 100 центнеров это правильно? Почему не 120 или 150?".

Владимир Цапелик высказался о необходимости поддержки и развития виноградарства и виноделия из автохтонных сортов, о том, что бесконечные Шардоне и Каберне уже всем надоели

Тут не буду много комментировать. Автохтонное виноделие это интересно экспертам и продвинутым любителям вина, рядовой же покупатель пока с трудом отличает, где на этикетке сорт, а где название производителя. Ответ на вопрос вино какого цвета делают из винограда сорта Шабли или где протекает река Рислинг - для него, в общем случае, что-то из области докторской диссертации.

Меня же попросили сказать два слова о том, как на мой взгляд, российское вино выглядит для людей из других стран. Этакий "европейский взгляд на российское вино".

Я искренне считаю, что в нашем виноделии сейчас отчетливо наблюдается "детская болезнь роста". Производители один за другим "ломанулись" в сегмент "премиального вина". То ли это потребность доказать самим себе, что они могут делать "высокие" вина, то ли им кажется, что в этом сегменте все "медом намазано", не знаю. Я сказал одну очень простую вещь - у нас в стране практически полностью отсутствует отечественное вино с ценой на полке "до 200 рублей", такое, которое демонстрирует из года в год стабильное качество, соответствующее цене, без всякого "украшательства", дуба там или еще чего. Грубо говоря - нам нужен свой Yellow Tail. До тех пор, пока у нас не будет хотя бы десятка производителей, таких, чье вино с этом сегменте можно будет смело брать в супермаркетене боясь столкнуться с неупотребимой шнягой, европейский взгляд на российское виноделие прост: "надо же, у этих папуасов тоже есть что-то, что они называют вином!". Совершенно прекрасной тому иллюстрацией - недавно тут обсуждавшийся кейс с китайским вином. Пока у страны нет плотного "бэкграунда" (медального и просто рыночного), ее виноделие для всего остального мира не существует.

И как вы думаете, какой вопрос мне массово задавали после моей реплики? "Ну хорошо, но все-таки, как правильно выходить в премиальный сегмент?".

Все-таки прав был Киплинг, очень прав. И в пару к нему еще одна свежевстреченная цитата, с утерянным авторством: "Загадочность русской души состоит в том, что русские, прекрасно зная правильный ответ и правильный рецепт "как делать", никогда ему не следуют, всегда придумывая свой собственный, заведомо неправильный путь!". Преувеличение, конечно, но не без изрядной доли справедливости.
Tags: {разговоры}, {российское_виноделие}, {тема_дня}
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments